17:17 

"Учитель" Бронте. Часть I

Julitte
- Что она делает?.. - Пишет. - С этим ничего нельзя поделать? (с) "Джейн Остин", 2006
Меня в один момент привело в восторг зрелище нескольких томиков Бронте на полке книжного магазина с европейской классикой. Так как в библиотеке я ничего, кроме "Джейн Эйр" и, може быть, "Грозового Перевала" не видела, а всё, что имелось дома, уже давно прочитано, - я, не раздумывая, взяла две из этих книг. Вообще, книжные магазины (конечно, в тех случаях, когда я вижу там те книги, которые мне нравятся) придают моему настроению лёгкость, весёлость, и когда я вхожу туда, я как будто ныряю в волшебный мир с головой... Так вот, я многого там насмотрелась, в том числе и Джейн Остин в мягком переплёте и не очень красиво оформленную "Сагу о Форсайтах" и ещё много чего, рассмешившего меня, но это можно было простить, ведь там также были такие редкие книги, как "Вдали от обезумевшей толпы" Томаса Гарди или, например, уже моя Бронте.

Я очень нечётко разделяю сестёр Бронте на три разные существа, три души, три писательницы. Для меня они - составляющие одного здания, одна служит фундаментом, другая - надёжными стенами, третья - изящной лепниной... Одна из них продолжает мысль другой, или дополняет её, или смягчает. Поэтому, как бы странно это ни звучало, для меня Бронте - это один писатель, и то, что он состоит из трёх женщин разного склада характера и образа жизни - неважно; однако то, что втроём они написали так много и развили столько тем, делает этого писателя просто-таки всесильным. (Я знаю, что тут многие могут со мной не согласиться, но вряд ли есть что-то плохое в том, чтобы рассказать о своём невольно сложившемся восприятии).




Сюжет "Учителя" уже нам знаком: как и в "Городке", главный персонаж едет с Брюссель обучать языкам. Роман был издан посмертно, так как ни одно издательство не имело желания публиковать его, в 1857 году. Википедия пишет, что роман мог быть написан в 1845-46 годах (то есть, Шарлотте Бронте было тогда не более 30-ти лет). Сама же Шарлотта (вместе с сестрой Эмили, а после - сама) находилась в Брюсселе на протяжении 1842-43 годов. Сперва она изучала языки, а после ей было предложено место преподавателя английского (взамен - бесплатные уроки французского и немецкого). "...однако никакого жалованья нам не предложено" - писала она своей близкой подруге, Эллен Насси.

Очевидно, и как следует из писем, Шарлотта очень тосковала по дому. В финале "Учителя" она пишет так:
"Однако, что бы Фрэнсис ни делала (...) ровно в девять меня оставляли в одиночестве. Фрэнсис высвобождалась из моих объятий, брала в руки лампу и уходила на верхний этаж; иногда я отправлялся вслед за ней.
Первым делом Фрэнсис открывала дверь дортуара и бесшумно скользила меж двумя длинными рядами белых постелей, оглядывая каждого спящего; если какая-нибудь из воспитанниц не могла заснуть от накатившей тоски по дому, Фрэнсис говорила с ней и утешала; потом она ненадолго останавливалась у дверей, чтобы еще раз убедиться, что все тихо и безмятежно, заправляла ночник, до утра мягко освещавший помещение, затем неслышно выходила в коридор и закрывала дверь."




Cама главная героиня, Фрэнсис, всей душой стремится попасть в Англию:
— Я постараюсь скопить достаточно денег, чтобы пересечь Ла-Манш. Англия всегда была для меня землей обетованной.

И у Шарлотты действительно появилась такая возможность - в октябре 1842-го года умерла её тётушка. Эмили вернулась домой (куда так страстно жаждала попасть её сестра), но Шарлотта осталась в Брюсселе, где она работала, правда, уже с менее радужными настроениями. Она считала, что "молодость проходит", а она ещё ничего не совершила в жизни.



Итак, как же был издан "Учитель"? Википедия пишет:
"В мае 1846 года Шарлотта, Эмили и Энн опубликовали за свой счёт совместный поэтический сборник под псевдонимами Каррер, Эллис и Эктон Белл. Несмотря на то, что было продано только два экземпляра сборника, сёстры продолжили писать, имея в виду последующую публикацию. Летом 1846 года Шарлотта начала поиск издателей для романов Каррера, Эллиса и Эктона Беллов: это были соответственно «Учитель», «Грозовой перевал» и «Агнес Грей».
Опубликовав первую книгу на семейные средства, Шарлотта в дальнейшем хотела не тратиться на публикацию, а, напротив, получить возможность зарабатывать литературным трудом. Однако её младшие сёстры готовы были рискнуть ещё раз. Поэтому Эмили и Энн приняли предложение лондонского издателя Томаса Ньюби, который запросил за издание «Грозового перевала» и «Агнес Грей» 50 фунтов в качестве гарантии, обещав вернуть эти деньги, если ему удастся продать 250 экземпляров из 350 (тираж книг). Этих денег Ньюби не вернул, несмотря на то, что весь тираж был распродан на волне успеха романа Шарлотты «Джейн Эйр» в конце 1847 года.
Сама Шарлотта отказалась от предложения Ньюби. Она продолжила переписку с лондонскими фирмами, пытаясь заинтересовать их своим романом «Учитель». Все издательства отвергли его, однако, литературный консультант фирмы «Смит, Элдер и компания» отправил Карреру Беллу письмо, в котором благожелательно объяснил причины отказа: роману не хватает увлекательности, которая позволила бы книге хорошо продаваться. В том же месяце (август 1847) Шарлотта отослала в фирму «Смит, Элдер и компания» рукопись «Джейн Эйр». Роман был принят и напечатан в рекордно короткие сроки."


Мы видим, что при жизни "Учителю" вовсе не предвещалась широкая известность; скорее, он был обречён на неизвестность вообще, пребывая в тени более насыщенных в сюжетном плане романов самой Шарлотты и её сестёр. Нам известно, что он был опубликован посмертно - эта фраза встречается везде, но ни обстоятельств, ни реакции публики мне не удалось найти.

А ведь роман во многом очень интересен: кроме извечно проблемы, которую затрагивали Энн и Шарлотта в своих произведениях, - гувернантки/преподавательницы/в данном случае, учителя без средств, но с глубокой душой, - он повествует именно о молодом человеке, да, о мужчине, и так как повествование ведётся от первого лица, автору, похоже, пришлось, смотреть на мир глазами мужчины (а я считаю, что в то время такой приём был всё-таки экстравагантным). Это вышло довольно убедительно; убедительней, чем у Мэри Шэлли в её "Франкенштейне".



Правда, вышло настолько убедительно, что порой размышления или наблюдения повествователя вгоняли меня в краску...

"Холостяцкая жизнь Пеле протекала, как я понимал, в чисто французском духе с характерным пренебрежением ко всяким моральным ограничениям, и я подозревал, что супружеская его жизнь обещает быть также вполне на французский манер. Пеле частенько похвалялся мне тем, какой страх он внушает некоторым своим Женатым знакомым, и я едва ли мог сомневаться, что теперь ему отплатят той же монетой."

"Одна мысль жениться на кукле или дурочке всегда меня ужасала: не сомневаюсь, что хорошенькая куколка, красивая пустышка хороши лишь на медовый месяц, но когда страсть остынет — как жутко обнаружить в себе вместо сердца свечной огарок, а в объятиях — недалёкую особу..."


А чего стоят чувственные описания трёх учениц!
На мой взгляд, чересчур откровенно - как для молодой женщины (учитывая, что остальные её романы, странно, что более поздние, не пестреют такими подробностями и в них соблюдены все приличия) и откровенно в рамках эпохи.
_____

На этом первую часть и заканчиваю; в качестве прощания хвастаюсь своим новым Бронте-приобретением.
(Кстати, как вам идея преобразования трёх сестёр в трёх муз?)


URL
   

Дневники Джульетты

главная