Julitte
- Что она делает?.. - Пишет. - С этим ничего нельзя поделать? (с) "Джейн Остин", 2006
«В случае Диккенса он вмешался в эту работу наиболее радикально, дав ему идеальную смерть писателя — смерть на полуслове.»

Это слова Дмитрия Быкова, статью которого об "Эдвине Друде" я прочла, не найдя ничего другого на эту тему. Но в этой статье он говорит в основном о значении и даже открытиях Диккенса в английской литературе, он говорит и о современном взгляде на этот роман. А мне бы хотелось узнать ещё что-нибудь из истории написания.



Информация, которой я располагаю, из одного источника, поэтому несколько ограничивает меня.
К старой книге 1962 года издатели, к счастью, приложили Ключи к роману Диккенса «Тайна Эдвина Друда» Дж. Каминга Уолтерса, в которых он с трезвым умом и безусловной логикой пытается предугадать замысел Диккенса, набросать развитие сюжета и развязку. Как действует Каминг: отталкиваясь от слов самого Диккенса, который был очень увлечён новой идеей, которая исправила бы его "недостаток" (как считали его современники) - недостаточную таинственность, отталкиваясь от сведений, полученных от других людей - как художник Семьюел Филдс, создавший иллюстрации к роману, или его зять, Чарлз Олстон Коллинз, нарисовавший ту самую обложку, в которой присутствуют сцены, которых нет в романе (это значит, что писатель делился с ним кое-чем большим, чем с обыкновенными читателями), - так вот, Уолтерс пытается проникнуть в тайну и считает попытки неудачными, если они отводят нас к блеклому и незначительному финалу. Он же считает, что если догадки наши ведут к сильной, яркой драматически развязке, - значит, мы у цели. Ведь именно к этому и стремился, предположительно, Диккенс.


(та самая обложка)

Вообще, работа Уолтерса больше похожа на работу детектива, причём двойную: сперва он расследует обстоятельства написания романа, а затем - разрешает загадки в этом самом романе.
Пока что я ознакомилась только с этой статьёй, приоткрывающей завесу таинственности Эдвина Друда, но она опиралась (или опровергала) работы других авторов на эту же тему: Ричарда Проктора, Джона Форстера, Ланга, - и доводы этого Дж. Каминга Уолтерса кажутся мне наиболее убедительными, ведь он разобрал по чёрточке каждую деталь в доступных нам главах. Но я допускаю, что развитие сюжета могло быть и не с точности таким же, каким его описали в "Ключах", так как тот, кто мог знать это, не оставил никаких зацепок на этот счёт. Даже если доводы Уолтерса логичны, я сомневаюсь, что, допиши Диккенс "Друда", всё было бы в точности так же. Мы не можем быть ни в чём уверены.

Зато Диккенсу, похоже, удалось создать действительно таинственный роман: в 70-е года XIX века произошёл настоящий бум: писались продолжения, дополнения, разгадки, свои вариации на тему; под псевдонимами, под истинными именами, кто-то даже выдавал себя за Уилки Коллинза и Чарлза Диккенса-младшего. И даже сегодня догадки и домыслы всё разрастаются, приобретая самые неожиданные обороты:
"Ранние исследователи (...) были бы потрясены тем, на какие мелочи обращают внимание нынешние диккенсоведы; с каким вниманием отслеживают они гипотетическую судьбу матери Розы (которая, оказывается, не сама утонула, а раскрыла мужу некую тайну и была за это убита), как реконструируют темные обстоятельства рождения Елены и Невила Ландлесов, как пристально изучают викторианские законы на предмет реконструкции истинных замыслов Джаспера(...)" - Дмитрий Быков

Но, может быть, в том-то и прелесть? Неразгаданная загадка, тайна, которую невозможно раскрыть (потому что ни в одной версии невозможно быть на 100% уверенным) - разве не самый идеальный способ заинтриговать и создать вокруг себя ауру таинственности?



Не могу сказать, что роман понравился мне с самого начала, а начало очень жуткое, потустороннее. Манера Диккенса описывать страшные жизненные реалии бок о бок с ироничными сценками, с чем-то милым и даже кукольным - манера эта мне уже знакома, но в "Друде" присутствуют вещи просто-таки угнетающие: старуха-курильщица опиума, люди, беспорядочно лежащие на старой кровати, они могут внезапно вскочить (что мне представлялось с плавными замедленными движениями, будто во сне), что-то сделать, затем вновь лечь и... спать? или они всё же не спят? Что они видят в этом забытье - ад или рай?
"Она принимается за дело - раздувает тусклую искру у себя в ладонях, затягивается, хлюпая, из трубки и гнусавым, но очень довольным голосом то и дело заговаривает с лежащим на кровати. Тот отвечает рассеянно, не глядя на нее, как будто его мысли уже витают где-то в преддверье снов, в которые он сейчас погрузится."





«»

На первых порах Джаспер вовсе не кажется мне тем негодяем и отьявленным мерзавцем, каким он изображён ближе к середине романа. Он ещё не стар, он умён, талантлив, его судьба трагична: прозябание в спящем городке, когда его душа требует новых вершин. И даже то, что он влюблён в невесту племянника, кажется, ещё не делает его мерзким: напротив, ситуация очень интересна, и как знать, может быть, рассудительный дядюшка сможет дать юной девушке ту любовь, которой пренебрёг племянник? Усугубляет трагичность образа и курение опиума; испытывая отвращение, мы в то же время видим, как далеко зашёл этот загадочный человек в своём страдании. Однако этот образ быстро рассеивается: Джон Джаспер обернулся в безжалостного и расчётливого злодея. Да ещё и с какой-то тайной за плечами (помимо убийства своего племянника Эдвина) - ведь недаром за ним следит и его ненавидит старуха, курящая опиум...
Она, может быть, и является самым загадочным персонажем в романе - ибо мы можем только догадываться, опираясь на те зыбкие факты, какую роль ей предстоит сыграть (я вполне принимаю то, что прошлое Джаспера могло быть связано с этой старухой, хотя версия "Курилка - мать Джаспера" кажется мне неправдопободной; однако и всего-навсего передать слова, которые бормотал курильщик в забытье, об убийстве Нэда, - согласитесь, крохотная роль для такого колоритного персонажа. Я всё же склоняюсь к мысли, что старуха эта - рок, несущий возмездие (как в других романах Диккенса - Риго-Бландуа и др.): таким образом, её роль и не мала, и, в то же время, не будет лишних деталей по поводу родственных связей Джаспера).
Кстати, она взята Диккенсом из жизни. Вот очередной отрывок из "расследования" Уолтерса:
" Эта старуха взята Диккенсом из жизни.
Форстер передает рассказ Филдса о том, как однажды они с Диккенсом посетили лондонские трущобы: "В нищенской каморке мы увидели изможденную старуху, которая раздувала самодельную трубку, состряпанную из маленькой чернильной склянки; и слова, вложенные Диккенсом в её уста в "Эдвине Друде", мы сами от нее слышали, пока, склонившись над расхлябанной кроватью, на которой она лежала, прислушивались к ее сонному бормотанию". Это происходило осенью 1869 года, и Диккенс, конечно, сразу увидел, как можно использовать столь колоритный персонаж в романе, который он тогда обдумывал. Эта старуха, по прозвищу "Матросская Салли", была еще жива в 1875 году. Ее конкурент-китаец, предмет ее постоянной зависти, тоже реальное лицо: это Джордж А-Син, содержавший притон на Корнуэлл-роуд. Он умер в 1889 году."




Как и само дело исчезновения Эдвина Друда - оно тоже имеет жизненную основу. Цитирую (пользуясь, опять-таки, трудами уважаемого Уолтерса):
"Еще одно обстоятельство подтверждает мысль, что убийство, а не только покушение на убийство, должно было стать основой фабулы. Клойстергэм - это, собственно, Рочестер, и в Рочестере случилось одно происшествие, которое, как полагают, и послужило Диккенсу материалом для этого романа. Эта история рассказана в книге У. Р. Хьюза "Неделя в диккенсовских местах".
Один тамошний житель, холостяк и человек со средствами, но небогатый, был опекуном и попечителем своего племянника, которому по достижении совершеннолетия предстояло вступить во владение огромным состоянием. Молодой человек уехал в Вест-Индию, потом неожиданно вернулся. После этого он исчез. Предполагали, что он снова отправился в путешествие. Дом его дяди находился на Главной улице и граничил с участком, принадлежавшим Сберегательной кассе. Когда, много лет спустя, там производили земляные работы, был найден скелет молодого мужчины. По местному преданию, дядя убил своего племянника и закопал его тело. Вот зародыш "Тайны Эдвина Друда", и тайна тут не столько в самом преступлении, сколько в том, как оно было скрыто и как потом обнаружено."




И кстати, мисс Роза Буттон удивительным образом напоминает Пэт - Минни Гоуэн Из "Крошки Доррит" - юная цветущая девушка, которую все любят и окружают заботой; у каждой девушки есть своё прозвище, каким зовут её близкие. И, конечно же, находится "возлюбленный" (только если Роза не была влюблена в Эдвина, то Минни приходилось дважды увозить за границу, чтобы она забыла своего кавалера), который относится к ней пренебрежительно, да и сам он описан как не очень приятный молодой человек. Кстати, Гоуэн, был художником, а Эдвин Друд умел рисовать и подарил Джону Джасперу портрет Киски - Розы. И хотя мистер Эдвин Друд кажется немного более симпатичным, чем мистер Генри Гоуэн, Диккенс решает убить именно последнего:lord:


___
И напоследок, прилагаю несколько полезных ссылок с сайта DROODIANA.ru:

Собственно, сама статья Дмитрия Быкова, из которой я почерпнула несколько любопытных мыслей:
snob.ru/selected/entry/55670

Таблица решений - удобное "колесо обозрения" версий и мнений всех, кто когда-либо занимался "расследованием" Тайны Эдвина Друда.
www.droodiana.ru/solutions

Версия "утопленник" (с картой!). Есть неоспоримый факт: известь таскать через весь город - трудновыполнимый план. Однако такая версия сводит на нет все намёки и предпосылки Диккенса, а предполагаемая роль кольца, изложенная Уолтерсом, вообще блекла.
www.droodiana.ru/articles/sven-karsten-the-myst...

Версия "с известью" - Дж. Каминг Уолтерс (полный текст). Мне эта версия кажется наиболее обоснованной.
www.droodiana.ru/solutions/dz-kaming-uolters-kl...

Версия Ланга (в пересказе и с критикой Свена Карстена) - на мой взгяд, довольно абсурдна, кроме того, нелогичности в замечаниях Свена
www.droodiana.ru/solutions/andrew-lang-the-puzz...

_____
Быков.
«Все попытки дописать историю, хотя бы и самой талантливой рукой, неизбежно разочаровывают — не только потому, что второго Диккенса нет и не будет, а еще и потому, что разгадка неизбежно разочарует читателя.»